Коллапс в наших танцах на льду: программы не готовы, лидеры вылетели по здоровью, а еще проигрываем битву за судей

0 просмотров Комментарии Выкл.

Сводка новостей о российских танцах на льду из медальной незаметно превратилась в больничную.

Коллапс в наших танцах на льду: программы не готовы, лидеры вылетели по здоровью, а еще проигрываем битву за судей

Александра Степанова и Иван Букин – отказ от контрольных прокатов и Finlandia Trophy из-за последствий ангины у партнерши.

Виктория Синицина и Никита Кацалапов – снятие с произвольного танца на втором этапе Кубка России из-за сорванной спины у партнера. До этого – пропуск первого этапа из-за изменений в программе.

Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро переболели последовательно: сначала из-за коронавируса у партнера смазалось межсезонье, а в октябре в инфекционную больницу попала партнерша. Из-за этого пришлось сняться с американского этапа Гран-при и сразу лишиться шансов на финал.

Проблемы со здоровьем привели к тому, что ни одна из топовых российских пар еще не встречалась с мировыми лидерами. Более того, даже на контрольных прокатах из 6 новых танцев продемонстрировали только 3: Загорски / Гурейро не показывали произвольный, а Степанова и Букин вовсе не выступали в Челябинске.

Коллапс в наших танцах на льду: программы не готовы, лидеры вылетели по здоровью, а еще проигрываем битву за судей

Здоровье не в первый раз подводит Синицину и Кацалапова: год назад они не закончили произвольный танец на Кубке России из-за проблем с ногой у партнерши, потом пропустили национальный чемпионат из-за коронавируса. Главная драма в карьере – прерванный прокат на предолимпийском ЧР 4 года назад, заблокировавший шансы на Пхенчхан.

Травмы – не единственная проблема пары. Их подводит и неоднозначный произвольный танец: изменения начали вносить сразу после открытых прокатов, из-за чего было снятие с первого этапа Кубка России.

Александр Жулин не в первый раз промахивается с программой именно в олимпийский сезон. К Играм в Сочи он приготовил Екатерине Бобровой и Дмитрию Соловьеву концептуальную постановку про птиц под музыку Дмитрия Маликова. Накануне контрольных прокатов Жулин эмоционально расхваливал танец: «Очень много времени ушло на постановку технической части, хореографических движений. Программа безумно сложная. На мой взгляд, она в два раза сложнее прошлогодней».

Сразу после прокатов под нож пошел короткий танец – новый, по словам тренера, получился «в четыре раза лучше предыдущего». Дмитрий Соловьев рассказывал, что меняли и музыку, и почти все связки: от первого варианта осталась только расстановка элементов.

Многообещающий произвольный о птицах тоже постепенно становился обузой. В октябре обновили музыку: Маликова сочли недостаточно олимпийским и предпочли проверенных Моцарта и Вивальди. С техникой тоже не все было в порядке: на российском этапе Гран-при упала Боброва, в финале – Соловьев. Слишком часто для танцев на льду, где топовые пары могут не падать годами.

Хотя «Птицы» должны были показать, как хорошо партнеры выдерживают быстрый темп и справляются со сложной хореографией, общее впечатление оставалось неоднозначным. Все портили внешние детали в духе «Ледникового периода»: эксперименты с излишне театральным макияжем, звуковые эффекты (лай собак, оружейный выстрел) и концовка, в которой партнер изображал птичий крик.

Чемпионат России пара выиграла, а Евро пропустила и вернула свой предыдущий произвольный, хотя Жулин говорил, что и ему, и ученикам больше нравятся «Птицы». Но после пятого места на Олимпиаде партнерша не сдержалась и открыто назвала тот танец неудачным.

Коллапс в наших танцах на льду: программы не готовы, лидеры вылетели по здоровью, а еще проигрываем битву за судей

Гигантский постановочный опыт Жулина по какой-то причине отказывает ему именно в главные сезоны цикла. Возможно, не хватает четкой стратегии: планировать олимпийские программы стоит задолго до сборов в межсезонье.

Такой подход, например, у Марины Зуевой: «Перед Играми в Лиллехаммере для Гордеевой и Гринькова у меня было припасено целых пять программ. После того как в 1990-м они решили уйти из любительского спорта в шоу, я и думать не думала, что они когда-либо вернутся обратно. Но музыку зачем-то откладывала. И когда они действительно вернулись, проблема была одна: сделать правильный выбор»

Звучит цинично, но вынужденный простой Синициной и Кацалапова мог пойти на пользу Степановой и Букину: в прошлом году, воспользовавшись этим, они впервые в карьере выиграли чемпионат России. Но у Саши и Вани полно проблем: старая травма спины у партнерши, перенесенная в межсезонье ангина и невкатанные танцы.

Статус второго номера сборной почти гарантированно лишает Степанову и Букина шансов на командный турнир Олимпиады. Регламент дает право на две замены: одна из них явно останется за девушками как за главными претендентками на золото Игр. Вторая вполне может отойти мужчинам (у них практически нет времени на восстановление перед личным турниром) или парам, претендующим на две из трех медалей в своем виде.

Еще один важный нюанс: до прошлой Олимпиады Степанову и Букина (формально – только партнера) не допустил МОК. Причины Ивану никто не объяснил, а это значит, что любые новые санкции могут снова ударить по дуэту. Впрочем, по словам Нины Мозер, недопуск грозил и Кацалапову – просто о нем не объявили, так как Никита в принципе не отобрался на Игры.

Коллапс в наших танцах на льду: программы не готовы, лидеры вылетели по здоровью, а еще проигрываем битву за судей

Не повезло Степановой / Букину и с распределением на Гран-при. На обоих этапах в соперники им достались мультичемпионы Пападакис и Сизерон (Франция), а еще серебряный и бронзовый призеры последнего ЧМ. Если с двумя вторыми местами выйти в финал серии вполне реально, то третье на одном из этапов в танцах уже критично: в Турин-2019 ни один бронзовый призер не отобрался.

Синицина / Кацалапов и Степанова / Букин сохраняют шансы на финал Гран-при, но Загорски / Гурейро после снятия с американского этапа на это уже не претендуют. Их главная проблема – неготовый произвольный танец. На открытых прокатах пара не показала его по причине недавней болезни партнера, а сейчас в больницу попала уже Тиффани.

Хотя тренер дуэта назвала постановку их лучшей за последние годы, программы от Кристофера Дина они вкатывают мучительно долго. Произвольный Survivor, например, полноценно прозвучал только на второй год.

В танцах, где максимальная техническая оценка известна заранее, все зависит от компонентов и качества элементов. Соревнования с дуэтами из региональных спортшкол не заменят конкуренции с мировыми звездами и обратной связи от международных судей.

Именно поэтому 92,03 за ритм-танец Синициной и Кацалапова в Йошкар-Оле – больше мирового рекорда и всего на 4 балла меньше возможного максимума – мало что скажут о качестве постановки. На крупных стартах нередко всплывают неожиданные детали, которые не заметили дома – из-за излишней лояльности или от недостатка квалификации.

Хороший пример – засчитанные как падения слайдинги Кагановской / Ангелопола в юниорской серии Гран-при.

Судейство особенно критично в олимпийский год, когда французы Пападакис и Сизерон вернулись за золотом, канадцы будут бороться за единственную возможную медаль в фигурном катании, а американцы атакуют двумя равноценными парами. И борьбу в инфополе Россия уже проигрывает: на хамское высказывание бывшего судьи Веденина про Пападакис и Сизерона отреагировали Кейтлин Уивер, журналист Джеки Вонг и официальный твиттер-аккаунт школы Дюбрей / Лозона:

Коллапс в наших танцах на льду: программы не готовы, лидеры вылетели по здоровью, а еще проигрываем битву за судей

«Они катаются классно, но холодно. Партнер – нетрадиционной ориентации, и это не замаскируешь. Синицина и Кацалапов могут выразить реальную любовь, как в прошлом году, и это может стать победой. Чок – Бейтс некоторые судьи поставили очень высоко, вровень или больше, чем Пападакисов, но это хулиганство, не соответствующее действительности. Это политика в танцах, а не атака на чемпионов мира. Это угроза на будущее русским дуэтам».

Сама попытка свести олимпийский вид спорта к мыльной опере выглядит странной: кровное родство не помешало Майе и Алексу Шибутани взять две олимпийские бронзы; брату и сестре Керр – дважды оказаться в призерах Евро; а Майклу и Рейчел Парсонсам выиграть юниорский чемпионат мира. Многие культовые танцы совсем не о любви: «Мемориал» Грищук / Платова, например, посвящение спорту и тем, кого он сломал.

Веденин лукавил и в другом: ни один арбитр в произвольном танце на Finlandia Trophy не поставил Пападакис и Сизерона ниже Чок и Бейтса. Более того – самые высокие оценки французам дал как раз американец. В ритм-танце тех, кто поставил Мэдисон и Эвана первыми, оказалось всего двое, причем у канадского судьи разница между дуэтами составила незначительные 0,6 балла.

В других интервью Веденин в красках рассказывал, как судьи обидчивы и тщеславны, а на чемпионате России договаривались наказать Трусову за поведение ее тренера. И если это правда, то провоцировать бывших коллег – вдвойне странно.

Олимпийский сезон – время подписаться на телеграм-канал автора

Источник: sports.ru

Похожие статьи