Доминик Тим — о травме колена, психологическом провале, жизни в пузырях, планах на «Ролан Гаррос» и Олимпиаду в Токио

0 просмотров Нет комментариев

Доминик Тим — о травме колена, психологическом провале, жизни в пузырях, планах на «Ролан Гаррос» и Олимпиаду в Токио

«Я провалился в яму». Куда пропал Доминик Тим, которого недавно называли Принцем грунта?
Чемпион Барселоны-2019 снимается с одного турнира за другим. Оказывается, у австрийца проблема не только с травмой колена.

В Европе полным ходом идёт грунтовый сезон, но Принца грунта, как ещё недавно называли Доминика Тима, не было ещё ни на одном турнире, в том числе ни на ATP-500 в Барселоне, где он был чемпионом-2019, ни на ATP-250 в Белграде, где он был заявлен в этом году. Куда пропал австриец и когда ждать его возвращения в тур? Об этом Доминик рассказал в интервью австрийскому изданию Der Standard.

— Если честно, Вы выглядите разбитым. Вам пришлось сняться с турниров в Монте-Карло и в Белграде. Как себя чувствуете физически? — Сейчас у меня небольшие проблемы с левым коленом. В прошлом году во время весеннего карантина были точно такие же проблемы с правым коленом. Но тогда это было не так страшно, поскольку мне не нужно было сниматься с турниров, ведь они не проводились. Тогда у меня было достаточно времени, чтобы успеть восстановиться. Это врождённая проблема с коленями, которая то и дело даёт о себе знать. Публика только сейчас узнала об этом. Чтобы избавиться от боли, требуется пара недель. Меня это мучает с Австралии, но это небольшая проблема. Скоро всё должно пройти. — А как Вы себя чувствуете психологически? Пандемия давит на всех. Изменилось ли отношение к теннису в связи с коронавирусом? — Думаю, пандемия – это только лишь часть общей картины. Даже если бы я выиграл US Open-2020 в нормальных условиях, мне кажется, я всё равно бы сейчас был в том же состоянии. Если вы всю жизнь преследуете какую-то большую цель, всё ей подчиняете, а затем её достигаете, то всё становится другим, не таким, как было раньше. Это нормально. Проблема с теннисом в том, что он очень динамичный и соревнования идут неделя за неделей.

— Похоже, психологические проблемы сейчас испытываете не только Вы. Новак Джокович и Рафаэль Надаль в Монте-Карло жаловались, что при пустых трибунах им трудно найти мотивацию. — Да, это, безусловно, так. Но кроме того, что нет зрителей, в остальном тур идёт своим чередом. Некогда работать над улучшением. Если вы не в форме на все сто процентов, то вы проиграете. Для меня так было в этом году на Australian Open, а затем особенно в Дохе и Дубае. Соперники слишком сильны, уровень очень высокий, и вы проигрываете уже в первом или втором матче. Будет разумнее, если вы откажетесь от этого. Вы не должны возвращаться, пока не обретёте форму. Если бы я поехал в Белград с болью в колене, я бы снова проиграл в первом же раунде. И тогда погрузился бы в бездну отрицательных эмоций. Я хотел этого избежать. Так что мне лучше остаться дома. Я не первый и не последний, кто так поступает.

— Но разве помимо травмы не возникает вопрос о значимости выступлений? Суть Вашей профессии – показывать свои навыки публике, а её на трибунах нет. В последний раз такое было в детстве. — Огромные части нашей работы потеряны. Коронавирус лишил нас многих привычных и хороших вещей, начиная от путешествий и свободы перемещений. Плохие вещи остались. В таких условиях сложно играть неделю за неделей. Есть ребята, которые это выдерживают, и жизнь в «пузыре», возможно, им пошла даже в плюс. Например, Даниэлю Эвансу или Александру Бублику. В обычное время им сложно сосредоточиться на спорте. Для них это здорово, что сейчас они смогли сфокусироваться исключительно на теннисе, потому что больше ничего нет.

— А Вы лично страдаете от «пузырей» и карантинных правил? — Да, конечно. В Дубае было экстремально – мы сидели взаперти, а за пределами «пузыря» шла нормальная жизнь. Нам разрешили выйти из отеля в девять часов вечера, чтобы пойти на пустой стадион. Это не так уж и здорово. — У ведущих спортсменов очень упорядоченная жизнь. Вы точно знаете, что происходит, где и когда. Теперь предсказуемости больше нет. Вы даже не знаете наверняка, состоится ли «Ролан Гаррос» в конце мая или Олимпиада в конце июля. — Верно. Сколько себя помню, у меня была полностью спланированная жизнь. Каждый день, каждая неделя, каждый месяц были расписаны. Я чувствую себя гораздо лучше, зная, что будет на следующий день. Сейчас это всё пропало. — Поражение в 4-м круге Australian Open от Димитрова воспринимаете всё ещё болезненно? — Это были необычные ощущения. Я играл один из самых запоминающихся матчей в своей жизни с местным героем Ником Кирьосом. Я уступал по сетам 0:2. Атмосфера в Мельбурне была потрясающей, хотя болельщики меня не поддерживали. И внезапно произошла изоляция. Я пришёл в раздевалку поздно ночью, весь в поту, а за это время со стадиона эвакуировали всех – как после ядерной катастрофы. В следующем круге с Димитровым полуденная жара царила при пустых трибунах. И я в этой ситуации не смог собраться.

— Обидно? — Нет, это не то. Скорее, была некоторая пустота, но на самом деле это не драма. На прошлой неделе я даже не смотрел футбольную Лигу чемпионов, вот это трагедия. Также я практически не следил за теннисным турниром в Монте-Карло.

— Вы сказали, что, когда закончится коронавирус, хотите сделать перерыв, чтобы выбраться из этого колеса для белки. Но вам только 27. Неужели путь наверх был таким тяжёлым? — Это было не так уж и тяжело. Я шёл к этой цели 15 лет, не оглядываясь по сторонам. Как я уже сказал, я добился этого, но для меня это не так важно. В каком-то смысле некоторые вещи отошли на второй план – личная жизнь, другие дела, расширение кругозора. Вы должны что-то делать для своего развития, для своего мозга, а был только теннис. Я хочу немного это изменить. — Разве после победы над Зверевым в финале US Open-2020 не наступило желанное облегчение? — После этого я был в эйфории, результаты всё ещё были хорошими, я дошёл до финала на Итоговом чемпионате ATP в Лондоне. Но при подготовке к этому сезону я провалился в яму. Посмотрим, смогу ли я выбраться из неё. Я не знаю, надеюсь, что всё получится.

— Может Вы ставите перед собой новые цели? — Нет, «Ролан Гаррос» — всё ещё моя главная цель. Конечно, я потерял много времени в плане подготовки и давно не проводил матчей с топ-игроками. Их не хватает. Не знаю, на каком уровне сейчас нахожусь. Я надеюсь, что смогу выступить на «Мастерсах» в Мадриде и Риме. Хочу быть полностью конкурентоспособным в Париже, это моя цель. Медаль на Летних олимпийских играх в Токио была бы абсолютной мечтой – если, конечно, турнир состоится. Хотелось бы это знать, но всё решает пандемия. В любом случае я не позволю лишить меня удовольствия от тенниса. Потому что в какой-то момент всё вернётся в нормальное русло.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

пятнадцать + 1 =

kwork
sport