«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

0 просмотров Комментарии Выкл.

Молотком его прозвали в «Гамбурге» середины 90-х. Феликс Магат ставил то левым, то опорным полузащитником, но Йорг так метко лупил издали, что стал лучшим бомбардиром клуба в сезоне-94/95. Забил 9 мячей – больше чем плеймейкер Лечков и форвард Иванаускас вместе взятые.

В феврале 1996-го Альберц дебютировал в сборной Германии. Берти Фогтс выпустил его вместо Кристиана Циге на левый фланг защиты в товарищеской игре с Португалией. Тогда же босс «Гамбурга» Уве Зеелер пообещал Йоргу, что отпустит при щедром предложении.

И летом 1996-го продал в «Рейнджерс» за 4 миллиона фунтов. Зарплата Йорга не изменилась – зато теперь он играл в Лиге чемпионов и боролся за титулы.

«Мне пошло на пользу, что я приехал в Глазго подкачанный и выглядел как боксер. [Нападающий и легенда «Джерс»] Алли Маккойст был впечатлен, – отметил Альберц. – Когда он и другие ребята увидели, что я еще и бьюсь на поле изо всех сил, меня окончательно зауважали.

Мой школьный английский оказался там бесполезен, но в раздевалке я быстро перенял шотландский акцент и в какой-то момент стал неотличим от местного. Меня даже звали не Йорг, а Джордж или Джорджи-Бой».

После первой тренировки игроки «Рейнджерс» угостили Альберца пивом в пабе и повели на концерт Bon Jovi: «Там пели и танцевали не только футболисты, но и наш тренер Уолтер Смит, – вспоминал Йорг. – Я подумал: «Это точно профессиональная команда? В Германии так не принято».

Журналист Пол Смит в книге «Культовые герои «Рейнджерс» назвал Альберца самым шотландским немцем в истории футбола, а глава клуба болельщиков Джон Макмиллан добавил: «Он говорил на нашем языке так, словно родился и вырос в Шотландии. Чувствовалось, что «Джерс» запали ему в душу.

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

Он вел себя не как наемник, приехавший за деньгами, а максимально отдавался каждой игре и на клубных мероприятиях охотно общался и фотографировался с болельщиками. Многие игроки не скрывали, что такие встречи им в тягость, а Йорг показывал только признательность людям за поддержку на матчах.

Бывает, что хорошие парни несостоятельны на поле, а отличные игроки невыносимы в обычной жизни. А Йорг – редкий тип футболиста, который хорош везде. Забавно вспомнить, что в 1996-м, когда его купили, газеты раскручивали историю о том, что он католик».

«Рейнджерс» – протестантский клуб, где много десятилетий не приветствовали игроков-католиков, но в конце 80-х тренер Грэм Сунесс потряс эти устои и подписал экс-форварда «Селтика» Мо Джонстона.

«[К середине 90-х] пик религиозной вражды остался позади, но мне все равно советовали не креститься при выходе на поле, – вспоминал Йорг. – Я прислушался, и в матчах с «Селтиком» произошел только один инцидент с моим участием: Пол Ламберт врезался в меня в штрафной, а я выбил ему зубы коленом.

Cудья назначил пенальти, который я реализовал, и это окончательно взбесило фанатов «Селтика». Той ночью в мою кухню прилетели пивные бутылки».

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

Правда, Ламберт тогда потерял не только зубы, но и шанс поучаствовать в стыковых матчах с Англией за выход на Евро-2000.

«Я чувствую себя виноватым и прошу прощения за то, что Пол не сыграет, – сказал Йорг в ноябре 1999-го. – Я бы хотел, чтобы его сборная превзошла Англию. Я буду болеть за Шотландию, потому что привязался к этой стране».

Победив на «Уэмбли» 1:0, шотландцы в итоге проиграли из-за дубля Скоулза в Глазго. Не попал на Евро и Альберц – хотя осенью 1998-го его вызвали на матч с Румынией (и снова выпустили слева в защите).

«Шотландскую лигу не воспринимали всерьез, – объяснял Альберц игнор со стороны тренеров сборной Фогтса и Риббека. – К тому же некоторые почему-то считали, что моя игра сводится к эффектным штрафным и дальним ударам. Я смирился с этим, но все же немного жаль.

Мне греет душу DVD, подаренный «рейнджерами». В нем Маккойст сказал, что я был не просто Молотком Али, а прилично играл в футбол».

«Вместо левой ноги у него динамит, – восхищался Альберцем Рино Гаттузо, игравший в Глазго после «Перуджи». – Он бил необычайно сильно и точно».

В первом шотландском сезоне Альберц часто подменял на левом краю защиты травмированного Дэвида Робертсона, но все равно забил 13 мячей (больше форвардов – Андерсена, ван Воссена и Дьюри) и поучаствовал в 9-м подряд чемпионстве «Рейнджерс».

Сомнения, что Йорг и правда стоит четырех миллионов фунтов, отпали 2 января 1997-го, когда он вломил «Селтику» со штрафного.

«Дерби Глазго – суровое испытание для иностранцев, – отметил вратарь «Джерс» Энди Горам. – И наш тренер Уолтер Смит брал только тех, кто выжил бы в этой зарубе. Такие игроки, как Альберц, Лаудруп-младший и Газза, просто созданы для таких битв».

До покупки защитника «Фиорентины» Лоренцо Аморузо в 1997-м Газза был самым дорогим трансфером «Рейнджерс». «Лацио» получил за него на 300 тысяч фунтов больше, чем «Гамбург» – за Альберца.

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

Летом 1996-го Газза сказал про Йорга в радиоинтервью: «Этот большой рыжий немец хорошо выглядит». И, по словам журналиста Скотта Джонстона, это первое, что большинство фанатов «Джерс» узнали об Альберце – Бундеслигу в Шотландии еще не показывали.

Чуть больше информации Йорг предоставил в первом дерби – 28 сентября 1996-го, когда «Рейнджерс» победили 2:0. С передач Альберца забили Ричард Гоф и Пол Гаскойн.

Через несколько месяцев Газза открылся Йоргу с новой стороны. «На рождественской вечеринке настал момент, когда все пели национальные гимны, – вспоминал Альберц. – Газза исполнил «Боже, храни королеву», а потом, когда запел я, назвал меня Адольфом Гитлером и показал нацистские приветствия. И все это – с его обычным добродушием».

В том сезоне Йорг сблизился с Газзой настолько, что навещал его в больнице спустя годы после ухода из «Джерс».

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

«Газза – хороший парень, готовый отдать вам последнюю рубашку, – говорил Йорг. – Но его проблема – сомнительные друзья. Они говорили ему не «Пора домой, завтра игра», а «Заглянем в еще один паб».

Мы всей командой приглядывали за ним и поочередно приглашали на ужин. Однажды он даже провел рождественские каникулы с тренером Уолтером Смитом.

Как-то раз Газза позвал меня на соколиную охоту, где полностью воздерживался от алкоголя – даже к пиву не притронулся. Мы бегали на природе и болтали обо всем на свете. В такие моменты он был под контролем. А возвращаясь к друзьям – брался за старое».

Альберц говорил: сотрудничая с Газзой и Лаудрупом, играя в Лиге чемпионов и добывая трофеи, он считал «Рейнджерс» конца 90-х одной из лучших команд мира. Кайф от игры в Глазго заглушал тоску от несложившихся отношений со сборной.

«Вызвав меня осенью 1998-го, тренер сборной Берти Фогтс спросил в лифте: «На какой позиции ты играешь в клубе?» Сразу показал, что я ему не особо интересен, – жаловался Альберц. – Тогда же он попросил передать привет «моему тренеру и его хорошему другу» – Виму Янсену.

Проблема только в том, что Янсен тренировал «Селтик».

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

«Рейнджерс» после отката на второе места в сезоне-97/98 (вполне удачного для Йорга – 15 голов!) возглавил другой голландец – Дик Адвокат.

«В первое лето Дик купил Габриэля Амато из «Мальорки», – вспоминал защитник «Джерс» Лоренцо Аморузо. – Амато стал одним из лучших бомбардиров примеры-97/98, и adidas заплатил целое состояние за то, чтобы он играл в белых бутсах.

Но Дик был против: «Если наденешь их – не будешь играть в моей команде. Только черные бутсы».

Краем глаза я заметил, как Рино Гаттузо прячет под лавку синюю обувь. Йорг Альберц, как и Амато, планировал играть в белых бутсах, но – у Адвоката другие правила. Мне они не нравились».

А Адвокату не нравился Альберц.

«Он здорово обращался с мячом, обладал мощным ударом, но плохо защищался – и я, и тренер сборной Германии много раз говорили ему об этом, – утверждал Дик – Болельщики любили Йорга, а он любил Шотландию и шотландцев, но я приехал в Глазго не чтобы стать другом для всех, а чтобы добиваться побед».

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

Летом 1998-го Адвокат привел на левый фланг двух игроков голландской сборной – Артура Нумана и Джованни ван Бронкхорста. Но и это не помешало Йоргу побить личный рекорд результативности – 19 голов (больше в клубе только у английского форварда Рода Уолласа).

Один из мячей Альберц забил «Парме» в 1/8 финала Кубка УЕФА – когда Дик выпустил его на неудобный правый фланг.

«В предпоследнем туре сезона-1998/99 мы победили в дерби 3:0 и оформили чемпионство – причем впервые сделали это на стадионе «Селтика», – говорил Альберц. – И Адвокат организовал нам тренировочный сбор в Марбелье.

В первый день он устроил пробежку и сказал: «Домой – через неделю. Приятного отдыха». Дик исчез, а мы творили что хотели».

Купив в конце 1998-го Нила Маккэна (тоже, кстати, католика), Адвокат предложил Альберцу сменить клуб, но тот остался и в сезоне-1999/2000 забил еще больше, чем в предыдущем (20 голов), и поделил с Уолласом звание лучшего бомбардира клуба.

Выглядело это так: после гола «Баварии» в ЛЧ Йорг начал в запасе следующий матч (с ПСВ), но после выхода на замену забил победный мяч. В ответном матче с ПСВ Адвокат выпустил Альберца лишь на последние 19 минут.

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

«Мы не ладили, и Дик привел много игроков на мою позицию, – вспоминал Йорг. – К 1999-му в команде оказалось еще четыре левши – ван Бронкхорст, Рейна, Тугай и Маккэн. Дику было из кого выбирать. И чаще всего он выбирал не меня.

Но, к счастью, я сидел в запасе, а не на трибуне. Может, Дик и отправил бы меня подальше – но фанаты бы взбунтовались.

Когда я забил ПСВ после выхода на замену, телекамера выхватила лицо Адвоката. На нем читалось: «Почему опять он? Как теперь убирать его из основы?» Если бы забил кто-то другой, он бы прыгал от радости.

Он привел много голландцев. Ван Бронкхорст, Нуман, Контерман, де Бур, Молс, Риксен – футболисты высочайшего класса. С ними я и сам играл лучше. Но стоило ли брать из Голландии врача и руководителя академии? Не уверен.

Предыдущий тренер Уолтер Смит относился к нам по-отцовски и давал много свободы, а Адвокат все изменил – даже за стол заставлял нас садиться в одно время».

Заняв третье место в группе ЛЧ-99/00, «Джерс» перешли в Кубок УЕФА, где наткнулись на дортмундскую «Боруссию». Дома победили 2:0 (автогол Колера и гол Уолласа с паса Альберца), а в гостях пропустили второй мяч на последней минуте – из-за прилетевшего в штрафную вратаря Леманна, который ассистировал Бобичу.

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

В серии пенальти Альберц не участвовал – Адвокат заменил его после первого тайма. Леманн потащил три удара, а второй вратарь «Джерс» Томас Мюре – лишь один, от уехавшего потом в Глазго Кристиана Нерлингера.

Первый номер «Джерс» Штефан Клос пропускал матчи со своим бывшим клубом из-за того, что Альберц мощным ударом на тренировке сломал ему запястье.

Во втором шотландском сезоне Йорг сцепился с нападающим «Джерс» Чарли Миллером: «Он отпасовал Марко Негри, и я сказал: «Но я же свободен». Чарли ответил: «Заткнись, немецкий ублюдок». Тогда я пошел на него, а он на меня», – вспоминал Альберц.

В схватке Йорг пытался укусить Чарли за ухо (как Тайсон Холифилда в том же году), но молодого форварда спас защитник Йоахим Бьерклунд. Сцена так развеселила легенду «Джерс» Алли Маккойста, что он сказал Миллеру: «Малыш, в этой драке ты был даже не вторым фаворитом».

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

«Однажды и мы с Йоргом подрались – в Килмарноке, когда я захотел пробить штрафной, но не справился с задачей, – вспоминал защитник «Джерс» Лоренцо Аморузо. – А в остальном мы дружили и с Глазго прощались в один день.

Перед игрой с «Хибс» в последнем туре сезона-2000/01 я увидел на трибунах баннеры, умоляющие нас с Йоргом остаться: «Мы любим вас обоих. Вы всегда будете в наших сердцах». Матч я отыграл с комом в горле размером с мяч Mitre 5.

Увы, все наши проблемы шли от Дика Адвоката, а он никаких баннеров не держал. После матча Йорг и Тугай совершили круг почета, а я убежал в раздевалку. Возможно, потому, что они уже договорились о контрактах с «Гамбургом» и «Блэкберном», а мое будущее было в тумане.

Потом Йорг и Тугай плакали друг у друга на плечах. Я видел, насколько им больно. Йорг часто говорил мне, что не хотел больше делить раздевалку с Адвокатом только ради 10-15 минут в очередном матче.

Он не мог всю неделю жить надеждой, что кто-то из конкурентов получит травму. Он был слишком хорош, чтоб с ним так обращались».

Альберц вернулся в Германию, а Адвокат через полгода уступил тренерский пост Алексу Маклишу, но остался спортивным директором.

«Вместо левой ноги у него динамит». Самый шотландский немец в истории футбола

Маклиш мечтал вернуть Йорга, который не сработался с тренером «Гамбурга» Куртом Ярой, но опасался реакции Адвоката, и Альберц улетел в «Шанхай», где стал чемпионом и игроком года.

«Я продлил контракт и пожалел об этом, – признался Альберц. – Из чемпионов мы вдруг превратились в аутсайдеров. Я ужасался: нельзя играть так плохо, упускать такие моменты и пропускать такие контратаки. Когда появились слухи о странных матчах, я покинул Шанхай».

Летом 2007-го Альберц оставил футбол после двух сезонов в «Фортуне», но весной 2008-го экс-защитник «Джерс» Джон Браун позвал его в полупрофессиональный шотландский «Клайд».

В первом матче Йорг забил дальним ударом в верхний угол, а потом спас «Клайд» от вылета в третью лигу. Заодно напомнил – кто самый шотландский немец в истории футбола.

: Gettyimages.ru/Tobias Heyer, Alexander Hassenstein, Ruediger Fessel, Andreas Rentz, Clive Brunskill, Gary M. Prior, Laurence Griffiths, Stu Forster, Michael Cooper, Ben Radford

Источник: sports.ru

Похожие статьи